Заметно ослабленный после голодовки в тюрьме, но полный своего обычного воодушевления, Алексей Навальный 29 апреля предстал перед судом по видеоконференции, чтобы обжаловать свой штраф за клевету в отношении ветерана Второй мировой войны, а также отделения его Фонда борьбы с коррупцией закрывались по всей России. Это всего лишь последняя часть кампании Кремля по усилению давления на гражданское общество и оппозицию России.

20 августа 2020 года Навальный был госпитализирован в сибирском городе Омск после того, как заболел во время полета в Москву после попытки отравления. После противостояния с российскими властями Навального наконец-то доставили по воздуху в больницу в Берлине, где было официально подтверждено его отравление. Вещество было идентифицировано как нервно-паралитическое вещество Новичок, химическое оружие советских времен. Использование Новичка вызвало призывы к дальнейшим расследованиям со стороны международных деятелей и (в основном, западных) правительств.

Совместное расследование Bellingcat, CNN, Der Spiegel и Insider «обнаружило объемные данные о телекоммуникациях и поездках, которые указывают на причастность» ФСБ к отравлению Навального. Как говорится в отчете, «отравление в августе 2020 года в сибирском городе Томск, похоже, произошло после многих лет наблюдения, которое началось в 2017 году, вскоре после того, как Навальный впервые объявил о своем намерении баллотироваться в президенты России». Более того, Bellingcat опубликовал запись, на которой сотрудник ФСБ Константин Кудрявцев непреднамеренно признается в деталях операции самому Навальному, который позвонил Кудрявцеву под видом высокопоставленного сотрудника службы безопасности.

Выздоровев в Германии, Навальный 17 января вылетел обратно в Россию, но был задержан сразу после приземления. После ареста ему было предъявлено обвинение в нарушении испытательного срока предыдущего тюремного заключения, что требовало от Навального периодически отчитываться перед российскими властями. Навальный был приговорен к двум годам и восьми месяцам тюремного заключения, что вызвало общественный резонанс и массовые протесты по всей России.

31 марта в тюрьме и с ослабленным здоровьем Навальный объявил голодовку, требуя лечения у независимых врачей. 23 апреля он прекратил голодовку на 24-й день после консультации с медицинским персоналом вне тюрьмы. Однако, несмотря на плохую огласку и международный резонанс, вызванный этим делом, Кремль по-прежнему не волнуют растущие призывы к освобождению потенциального политического противника президента Владимира Путина.

Линии разлома

Отравление Алексея Навального еще раз высветило трещины в отношениях между Россией и Западом. В прошлом году Совет национальной безопасности заявил, что «будет работать с союзниками и международным сообществом, чтобы привлечь к ответственности тех, кто находится в России, независимо от того, к чему приводят доказательства, и ограничить финансирование их злонамеренной деятельности». В ответ на использование Россией Новичка Соединенные Штаты ввели дополнительные экономические санкции в дополнение к шагам, предпринятым против Москвы за ее вмешательство в президентские выборы 2016 года. Официально объявленные Госдепартаментом 2 марта, эти санкции объединяют Вашингтон и Европейский Союз в их осуждении попытки убийства и заключения в тюрьму одного из ключевых фигур российской оппозиции.

Как заявил госсекретарь США Энтони Дж. Блинкен, «Правительство США использовало свои полномочия, чтобы дать четкий сигнал о том, что применение Россией химического оружия и нарушение прав человека имеют серьезные последствия. Любое применение химического оружия неприемлемо и противоречит международным нормам». Действия, предпринятые Вашингтоном, включают расширение ранее применявшихся санкций в соответствии с Законом США о контроле за химическим и биологическим оружием и искоренении боевых действий 1991 года, а также меры в соответствии с Указом правительства 13382, направленные на распространение оружия массового уничтожения. Кроме того, Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций применялся против различных российских лиц и противников, связанных с российской программой создания химического оружия, а также против секторов обороны и разведки.

США — не единственная страна, которая выражает неодобрение действиям российского правительства. В прошлом году после того, как немецкие официальные лица заявили, что у них есть «неопровержимые доказательства» отравления Навального препаратом Новичок, канцлер Ангела Меркель настаивала на том, что есть «серьезные вопросы, на которые может и должно ответить только российское правительство». Точно так же после того, как лаборатории во Франции и Швеции подтвердили использование нервно-паралитического вещества, президент Франции Эммануэль Макрон опубликовал заявление, в котором призвал президента Путина предоставить информацию о «покушении на убийство».

В Великобритании премьер-министр Борис Джонсон также выразил обеспокоенность. Попытка отравления Навального имеет параллели с нападением на российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочь в Солсбери, Англия, в 2018 году. Тогда Новичок впервые приобрел международную известность, но также не смог убить предполагаемую жертву. Джонсон публично осудил приговор Навальному в феврале, присоединившись к Меркель, Макрону, Европейскому парламенту и США, которые призвали к его немедленному освобождению.

Кремль стоит на своем

Кремль отрицает обвинения в нападении на Навального. В своем последнем ежегодном обращении к нации президент Путин сделал выговор Западу за его отношение к России и предупредил о возможных последствиях. Предупреждения касались пересечения красной линии, проведенной Москвой, и последовали сразу после того, как США объявили о новом раунде санкций. Как заявил Путин в обращении, «у России есть свои интересы, которые мы будем защищать в соответствии с международным правом. Если кто-то отказывается понимать эту очевидную вещь, не желает вести диалог и выбирает эгоистичный и высокомерный тон, Россия всегда найдет способ отстоять свою позицию».

Кроме того, российский президент возобновил обвинение в поддерживаемом США заговоре с целью убийства Александра Лукашенко, осажденного белорусского лидера, который во многом обязан своим непрочным положением поддержке Кремля перед лицом массовых протестов, последовавших за спорными выборами в прошлом году. Однако никаких конкретных доказательств ни самого заговора, ни какой-либо причастности западных правительств не представлено, несмотря на заявления самого Лукашенко. Хотя во время выступления Путина Навальный не упоминался прямо, имелся смысл, что оппозиционное движение в стране является частью западной стратегии по дестабилизации России — знакомый рефрен в Кремле.

Санкции, введенные Соединенными Штатами, аналогичны прошлым раундам, введенным после отравления Скрипалей, демонстрируя преемственность с предыдущими спорами и подтверждая тот факт, что поведение Кремля в значительной степени не изменилось международным возмущением. Столь же безуспешными были призывы ведущих ученых, ученых и лауреатов Нобелевской премии как в России, так и за ее пределами, призывающие Кремль прекратить практику преследования политических оппонентов.

Игнорируя международное давление, Кремль усиливает внутренние репрессии. Одна из целей — ФБК Навального, которую прокуратура назвала экстремистской организацией и приказала закрыть. 30 апреля сотрудники ФСБ задержали Ивана Павлова, юриста-правозащитника, представляющего фонд Навального. По данным его организации «Команда 29», Павлову предъявлено обвинение в «разглашении материалов предварительного расследования».

Независимые СМИ также становятся все более уязвимыми. «Медуза», которая издается за пределами Латвии с тех пор, как ее главный редактор уехал из России в 2014 году, недавно была назначена иностранным агентом. Радио Свободная Европа / Радио Свобода, независимая некоммерческая корпорация, получающая финансирование от Конгресса США, также подверглась угрозам. Роскомнадзор, российский регулятор СМИ, оштрафовал РСЕ / РС на сумму до 1 миллиона долларов за сотни нарушений закона об иностранных агентах.

Между тем Вашингтон заявил, что все еще продолжаются обсуждения возможной встречи президентов Байдена и Путина, которая может стать хорошей возможностью для нового хозяина Белого дома усилить давление на Москву. В общем, ни популярность Алексея Навального, ни усиливающийся авторитаризм Владимира Путина вряд ли станут катализатором немедленных системных изменений ни в динамике власти в Москве, ни по отношению к Западу.