ДУБАЙ, Объединенные Арабские Эмираты — Король Саудовской Аравии Салман выступил в среду с редким обращением к Генеральной Ассамблее ООН, используя момент, чтобы подчеркнуть основополагающие концепции своего режима — его непоколебимую приверженность палестинцам, его статус хранителя святых мест ислама и его утверждение, что Иран несет ответственность за большую часть нестабильности в регионе.

Предварительно записанная речь перед мировыми лидерами предполагала, что 84-летний король, который делает лишь несколько публичных заявлений каждый год, сохраняет контроль за политикой на высоком уровне, несмотря на огромные полномочия, накопленные его сыном, наследным принцем.

В своем выступлении он стал вторым королем Саудовской Аравии, выступившим перед всемирной ассамблеей. Первым был его покойный брат, король Сауд, в 1957 году в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. И, как и в речи своего брата 63 года назад, король Салман отметил священную роль ислама в Саудовской Аравии и важность, которую она влечет за собой.

«Мы в королевстве, в силу нашего положения в мусульманском мире, несем особую историческую ответственность за защиту нашей терпимой исламской веры от попыток террористических организаций и экстремистских групп извращать ее», — сказал Салман.

В начале своей речи он подчеркнул, что говорил из «места зарождения ислама, дома его откровений» — ссылка на мусульманскую веру в то, что слово Божье было ниспослано Пророку Мухаммеду около 1400 лет назад в горах, пещеры Мекки.

В этих словах есть и политический подтекст. Соперники Саудовской Аравии Турция и Иран также заявляют, что отстаивают интересы мусульман во всем мире в рамках более широкой борьбы за лидерство мусульман во всем мире.

Король курирует нацию, которая является крупнейшей экономикой арабского мира и самым крупным производителем нефти на планете. Саудовская Аравия долгое время была близким союзником США в регионе и стратегическим партнером, хотя некоторые в американской политике беспокоятся о том, как будут развиваться отношения в ближайшие годы, учитывая непредсказуемость дерзкого наследного принца Мохаммеда бен Салмана.

Читая с листа бумаги и сидя за столом под большим портретом своего отца, короля Абдель Азиза, нынешний монарх еще раз заявил о своей поддержке палестинской государственности как необходимого условия для признания Израиля.

Он сказал, что Арабская мирная инициатива, которая предлагает Израилю полные отношения с арабскими государствами в обмен на уступки, ведущие к созданию палестинского государства, обеспечивает основу для разрешения самого затяжного конфликта в регионе. Эта инициатива 2002 года резко контрастирует с ближневосточным мирным планом Белого дома, который был категорически отвергнут палестинцами как односторонний в пользу Израиля.

Король не упомянул о недавних сделках, заключенных соседними Объединенными Арабскими Эмиратами и Бахрейном для официального оформления отношений с Израилем. Соглашения были заключены при посредничестве администрации Трампа и заклеймены палестинцами как предательство.

Несмотря на то, что в среду стало ясно, что Салман контролирует основные направления политики, есть признаки того, что в Израиле уже происходят перемены под руководством наследного принца. Расхождения в сообщениях о возможности связей Саудовской Аравии с Израилем отражают то, что аналитики называют разделением поколений между мировоззрением принца и короля.

Салман родился в эпоху руководства, которое высоко ценит идеалы панарабской и панисламистской многосторонности. Он родился всего через четыре года после того, как его отец основал страну, объединив племена и установив контроль над западным регионом Хиджаза, где расположена Мекка. Он также был свидетелем трансформации страны за счет нефти, и как губернатор Эр-Рияда помог превратить столицу пустыни в город, изобилующий небоскребами, шоссе, университетами и торговыми центрами. Его правление знаменует собой последнюю главу власти, переходящую от брата к брату из числа сыновей короля Абдель Азиза, когда новое поколение готовится к трону.

Наследный принц, с другой стороны, отражает когорту молодых правителей арабских стран Персидского залива, политика которых ставит во главу угла национальные интересы и большую самостоятельность. Он настаивает на локализации производства оборонного оборудования, преобразовании экономики, чтобы она была менее зависимой от экспорта нефти, и курирует усилия по замене религиозно консервативной саудовской идентичности на основанную на гипернационализме.

Король Салман поддержал своего сына, подняв его из почти безвестности и передав ему повседневные полномочия по принятию решений. Он стоял рядом с ним во время затяжной войны в Йемене, международных последствий убийства саудовского критика Джамаля Хашогги в 2018 году и когда принц Мухаммед предпринял меры по подавлению диссидентов, бизнесменов и сторонников более опытных и высокопоставленных членов королевской семьи в линии преемственности.

Неясно, насколько хорошо король знает о разногласиях, таких как разгром в ноябре 2017 года с тогдашним премьер-министром Ливана Саадом Харири, которого высокопоставленные ливанские чиновники в то время заявили, что он был вынужден уйти в отставку и содержался под стражей в Саудовской Аравии против его воли перед французским президент лично вмешался.

Однако во время выступления Салмана в среду было ясно, что взгляды его народа на соседний Иран остаются неизменными. Он обвинил Иран в том, что в прошлом году он нацелился на саудовские нефтяные объекты с применением ракет и беспилотников, заявив: «Это продемонстрировало, что этот режим полностью игнорирует стабильность мировой экономики или стабильность поставок нефти на международные рынки».

Йеменские повстанцы-хуситы взяли на себя ответственность за это нападение, а Иран отрицает свою причастность. Исследование ООН пришло к выводу, что ракеты были иранского происхождения. Король сказал, что Иран вмешался в Йемен, поддержав хуситов, когда они изгнали международно поддерживаемое правительство из столицы в конце 2014 года, что спровоцировало войну под руководством Саудовской Аравии. Салман сказал, что Саудовская Аравия на протяжении многих лет пыталась протянуть руку Ирану, «но безуспешно».

Для наблюдателей от королевства, не имеющих доступа к внутренней работе королевского двора, выступление в ООН стало первым публичным заявлением Салмана перед камерами с тех пор, как в конце июля он был выписан из больницы для операции на желчном пузыре.