Международное военное сотрудничество может принимать разные формы. Если довести до крайности, он может даже превратиться в свою противоположность. То, что предназначалось для защиты от опасности, иногда может стать причиной нежелательного конфликта. По этой причине большинство стран сейчас стараются избегать некогда популярной идеи договоров о взаимной обороне. Такие соглашения, как правило, обязывают каждую из сторон поддерживать и участвовать в войне, которую одна из них может спровоцировать или быть спровоцированной. Это также может иметь эффект отчуждения в остальном дружественных наций, которые внезапно оказываются брошенными на роль врага. Это не только ограничивает обычную внешнюю политику обеих стран, но может в непредвиденные моменты вынудить их попасть в ситуации, над которыми они не могут повлиять.

Один из примеров риска, связанного с договором о взаимной обороне, в настоящее время разыгрывается на Филиппинах при президенте Родриго Дутерте. Администрация Байдена пытается мобилизовать своих исторических союзников для комплексного противодействия китайской экспансии. На протяжении более столетия США и Филиппины были тесно связаны в военном отношении. Все изменилось с приходом подвижного Дутерте. В статье в The Diplomat рассказывается о последовательных фазах поистине рокамбольных отношений, отмеченных «нестабильностью и непредсказуемостью, которую Дутерте привнес в американо-филиппинский альянс с 2016 года.… Несмотря на попытки администрации Байдена перезагрузить американо-филиппинский альянс, Дутерте остается нестабильный фактор в уравнении».

В то время как большинство стран старательно избегают заключения договоров о взаимной обороне, США уже давно являются исключением. Это следствие позиционирования себя в качестве лидера нескольких военных союзов и его имперской потребности в создании сотен военных баз по всему миру. Но в отличие от традиционных двусторонних партнерств по взаимной обороне, США обычно культивируют асимметричный баланс.

В Европе все по-другому. Какими бы тесными ни были отношения США с развитыми странами, такими как Великобритания, Франция или Германия после Второй мировой войны, США не могли быть связаны двусторонними обязательствами следовать возможным военным инициативам любой из этих стран. Европа и США решили эту проблему, создав НАТО, эффективно распределяя ответственность между целым рядом стран-партнеров, создавая и поддерживая веру в то, что единственная реальная угроза исходит от Советского Союза.

Тогда есть случай любопытного военного союза между США и Израилем. Никогда еще союз не казался более подверженным иррациональным эмоциям, чем этот. На прошлой неделе его иррациональность привела к стычке между законодателями в Вашингтоне из-за меморандума о взаимопонимании по «помощи в области безопасности», подписанного президентом Бараком Обамой в 2016 году. Это был прощальный подарок Обамы Израилю, стране, с которой он поддерживал несколько неудобные отношения во многом из-за нагло иррационального поведения израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху. Меморандум о взаимопонимании был залогом американской поддержки твердыми деньгами в течение 10 лет.

Аль-Джазира описывает разборки. Когда «прогрессивные законодатели-демократы предложили законопроект, направленный на регулирование американской помощи в попытке положить конец нарушениям прав человека в отношении палестинцев», им не пришлось долго ждать ответа своих коллег, которые были не в настроении для тонких дебатов. Ссылаясь на «особенно сильную двухпартийную поддержку» безоговорочной поддержки правительства Израиля США, группа из 300 законодателей ясно дала понять, что Израиль является единственной страной, о которой никогда не будут заданы вопросы и к которой никогда не могут быть навязаны никакие условия. Законодатели объяснили, почему никакие дебаты невозможны: «Американская помощь Израилю в области безопасности помогает противостоять этим угрозам, а наше надежное партнерство в сфере безопасности служит сдерживающим фактором от еще более серьезных атак на наши общие интересы».

В параграфе, перечисляющем причины своей непоколебимой поддержки, законодатели начинают со слов самого последнего нападения на благосостояние Израиля: «Израиль продолжает сталкиваться с прямыми угрозами со стороны Ирана и его террористических марионеток. В феврале принадлежащее Израилю судно в Оманском заливе пострадало от загадочного взрыва, который Израиль квалифицировал как нападение Ирана». Законодатели не считают нужным упоминать, что всего несколькими днями ранее израильтяне признались в убийстве иранского ученого Мохсена Фахризаде в ноябре 2020 года. Они также не чувствовали себя обязанными сослаться на впечатляющую атаку Израиля на ядерный объект Ирана в Натанзе в этом месяце. Израиль создал состояние непрекращающейся войны, которая в любой момент может выйти из-под контроля и поджечь весь Ближний Восток.

Все усложняет ситуацию то, что все наблюдатели осознают тот факт, что израильтяне движимы своей оппозицией Совместному всеобъемлющему плану действий, инициативе президента Обамы, которую, как кандидат, Байден сказал, что он будет стремиться к восстановлению после стремительного ухода Дональда Трампа и агрессивное нападение на партнеров, которые хотели его сохранить. Короче говоря, Израиль активно и смело пытается с помощью законных и незаконных средств (убийства, саботаж) подорвать официальную внешнюю политику США администрации Байдена. В обычное время последнее, что бы предлагали законодатели, — это предложить этой стране «безоговорочную» поддержку.

Какие именно «общие интересы» имеют в виду американские законодатели? Они упоминают «США — интересы национальной безопасности в очень сложном регионе». Начало жестоких и бесконечных войн, от Пакистана до Ливии и Сомали, вряд ли можно назвать случаем оспаривания. Ни один из них не поддерживает катастрофическую войну Саудовской Аравии в Йемене — как США продолжают делать, несмотря на отступление администрации Байдена — случай, когда им бросают вызов.

Вся история Израиля с момента его создания в 1948 году полна моральной и политической двусмысленности. В то время Запад в целом и Великобритания в частности вели неоколониальную игру, которая привела к десятилетиям насилия, репрессивного поведения и перманентной региональной нестабильности. Бедственное положение палестинского народа представляет собой одну из современных трагедий истории. На этой неделе Хьюман Райтс Вотч сообщила, что «Израиль совершает «преступления против человечности в виде апартеида и преследований»».

Такие неоднозначные с моральной точки зрения ситуации, как эта, по логике должны требовать продуманной политики, направленной на снятие напряженности и установление какого-то постоянного равновесия. Министр обороны Байдена Ллойд Остин торжественно объявил в Израиле на прошлой неделе, что «наша приверженность Израилю прочна и непоколебима». Безоговорочная поддержка, «надежные партнерские отношения в сфере безопасности» и твердые обязательства даже не должны рассматриваться в таких случаях. И все же это единственные метафоры, разрешенные в рамках Кольцевой дороги, когда речь идет об Израиле.

Законодатели ссылаются на поддержку Израилем «партнеров по безопасности, таких как Иордания и Египет», которые, по их мнению, играют важную роль в содействии «укреплению региональной стабильности и решению общих проблем со стороны Ирана и его террористических марионеток». Египет — это жестокая военная диктатура, но пока диктаторы могут обеспечить некоторую форму стабильности, они, похоже, соответствуют основному критерию законодателей как «партнеры».

В своем заключении законодатели пишут: «Подобно тому, как иностранная помощь — это инвестиция в продвижение наших ценностей и продвижение наших глобальных интересов, помощь в области безопасности Израилю — это конкретная инвестиция в мир и процветание всего Ближнего Востока». Это могло бы звучать немного менее иррационально, если бы они просто исключили фразу «продвижение наших ценностей». Какие ценности? Верховенство закона? Сам Израиль нарушает все законы и резолюции, навязанные международной организацией, подтвердившей его создание, — Организацией Объединенных Наций. «Партнеры по безопасности», с которыми США заключили союзы, по сути, являются кровавыми военными диктатурами, у которых нет времени на демократию, свободу, надлежащую правовую процедуру, «свободу и справедливость для всех» или какие-либо «ценности», которые американцы традиционно хвалят и выставляют напоказ в качестве своих наследие.

Нет сомнений в том, что законодатели добьются своего. Постепенная попытка предложить хотя бы небольшой запас маневра внешней политике США в отношении Израиля будет сразу же отвергнута как очевидный акт дерзости. Все вернется на круги своя. В конце концов, это то, что обещал сам Байден.