У марсохода «Perseverance» (Настойчивость) НАСА может быть компания на Красной планете. Китай стремится вырваться в передовые ряды в исследовании планет с амбициозной миссией на Марс, своей первой независимой попыткой достичь планеты. «Tianwen-1» — «поиски небесной правды» — состоит не только из орбитального аппарата, но также из спускаемого аппарата и вездехода, из трех стран, которых ни одна другая страна не достигла в своей первой заявке на Марс. «Успешная посадка сделает Китай одной из лучших компаний», — говорит Мейсон Пек, инженер по аэрокосмической технике в Корнельском университете.

Миссия, стартовавшая в июле, в случае ее успеха ознаменует собой значительный прогресс в космической программе Китая. В последние годы он выставил несколько лунных кораблей, но совершил только одну попытку на Марсе, орбитальный корабль, который воспользовался неудачной российской миссией 2011 года на марсианскую луну Фобос.

Посадка на Марс является одним из самых сложных подвигов в космическом полете. В отличие от Луны, у Марса есть атмосфера, а это означает, что приземлителям нужна защита от тепла, выделяющегося при спуске. Но его воздух слишком мал для парашюта, чтобы замедлить посадку; ретророкеты тоже нужны. И вся последовательность должна быть выполнена автономно. Из 18 миссий посадочных аппаратов или марсоходов на Марс только 10 были успешными. Девять из этих десяти были миссиями НАСА. Российский зонд успешно приземлился, но почти сразу потерял связь.

Ученые, участвующие в Tianwen-1, сказали, что у них не было разрешения от Национальной космической администрации Китая (CNSA), чтобы говорить с прессой, и агентство не отвечало на вопросы. Хотя государственные СМИ публикуют истории о миссии, нет ничего лучше, чем фанфара, сопровождающая посадку НАСА на Марс. Некоторые источники в космическом сообществе Китая считают, что агентство приглушает рекламу, чтобы умерить ожидания от рискованной миссии.

Китай еще не объявил, какое из двух возможных мест посадки он предпочитает. Оба — плоские, гладкие равнины недалеко от того места, где приземлились корабли НАСА Viking 1 и Viking 2 в 1976 году. Низкие участки дают парашюту посадочного аппарата больше времени для работы. Хотя ученые, предпочли бы более бурный участок на более высоких ландшафтах с более интересной геологией, «я предполагаю, что инженеры CNSA стремятся особенно продемонстрировать безопасную посадку», — говорит Джим Белл, ученый-планетолог из Университета штата Аризона, и ветеран из нескольких миссий марсохода.

Однако посадка — не единственная цель. «Наша цель — изучить и собрать как можно больше научных данных», — сказал главный архитектор миссии CNSA Чжан Жунцяо во время лекции, посвященной миссии в июле 2019 года. Орбитальный аппарат направлен на изучение марсианского магнитного поля и атмосферы. С камерой с высоким разрешением он отобразит поверхность и определит ее геологию.

Пока еще безымянный 240-килограммовый ровер, размером с небольшую тележку для гольфа и в четверть веса марсохода Perseverance, несет шесть научных инструментов. Среди них — георадар, проникающий сквозь землю (GPR), который, наряду с таковым на Perseverance, станет первым подобным устройством на Марсе, способным отображать подповерхностные объекты, которые лишь слабо видят орбитальные радары. «Вы действительно можете исследовать наслоение, структуры и наличие вечной мерзлоты или льда», — говорит Елена Петтинелли, геофизик из Университета Рома Тре, которая помогла проанализировать данные георадара, полученные в ходе китайских миссий Chang’e 3 и 4 на Луну.

Tianwen-1 потребуется 7 месяцев, чтобы достигнуть Марса, и пройдет еще несколько месяцев, прежде чем орбитальный аппарат выпустит спускаемый аппарат, согласно статье 2017 года, в которой изложена миссия в Science China Technological Sciences. Ожидается, что после движения по рампе на посадочном аппарате марсоход, работающий на солнечной энергии, будет работать не менее 90 дней, используя орбитальный аппарат в качестве ретранслятора связи. Орбитальный аппарат будет работать около одного марсианского года или примерно 23 месяца.

Дин Чен, эксперт по политике Китая в Heritage Foundation, консервативном мозговом центре США, говорит, что помимо демонстрации технологического мастерства, Китай хочет внести свой вклад «в глобальный пул знаний». Он считает, что «великие силы — это также и научные силы», говорит он.

Tianwen-1 — не единственная предстоящая демонстрация этих амбиций. Позже в этом году Китай планирует запустить свою миссию Chang’e 5, которая вернет первые лунные камни со времени последней миссии Советского Союза на Луне в 1976 году; после этого он, скорее всего, предпримет попытку возврата образца с дальней стороны Луны.

Чиновники CNSA предположили, что, если миссии Tianwen-1 и Chang’e 5 пойдут хорошо, Китай может попытаться вернуть образцы с Марса, начиная примерно с 2030 года. Эта временная шкала ставит Китай на пятки миссии НАСА-Европейского космического агентства по возврату образцов.